Во время «коронакризиса» власти Ростова пытаются забрать у предпринимателя бизнес

В Ростове-на-Дону в пик «коронакризиса» городские власти в лице Муниципального предприятия по ремонту, строительству и эксплуатации искусственных сооружений (МСУП) под руководством Вадима Рабаева пытаются аннулировать договоренности о размещении торговых объектов в переходах с предпринимателем Степаном Сагировым.                                                                        

Бизнесмен в 2018 году получил право пользоваться подземными переходами на перекрестках проспекта Буденновского и улицы Большой Садовой, а также Ворошиловского проспекта и улицы Большой Садовой после того, как выиграл торги и заключил контракт с администрацией Ростова-на-Дону. Также на правах аренды предпринимателю достался переход на Московской улице.

К тому моменту торговые павильоны там уже функционировали, бизнесмен их выкупил. Часть денег выплатил сразу после заключения контракта, основную сумму должен был выдать в период действия соглашения или в течение 10 лет. Помимо прочего, в обязанности Сагирова входило содержание объектов и инвестирование в них.

С момента подписания контракта Степан Сагиров не имел каких-либо разногласий с муниципальным учреждением. По условиям договора, предприниматель обязался платить каждый месяц до апреля 2019 года, затем - поквартально. Однако глава муниципальной организации Вадим Рабаев потребовал его совершать оплату раз в месяц – у бизнесмена не возникло никаких подозрений, и он согласился.

– Из организации нам присылали письма, в которых просили платить ежемесячно. Они поясняли, что счета компании арестованы, но им нужно вносить оплату другим контрагентам. Там же указывались сумма и реквизиты, на которые я переводил деньги, – объясняет бизнесмен.

За два года им было инвестировано на содержание и ремонт перехода на Вопошиловском почти восемь миллионов рублей. Переход на Московской был признан объектом культурного наследия. По поводу перехода на Буденновском ведутся судебные разбирательства между МСУПом и прокуратурой. По этим причинам в эти объекты Сагиром средства не мог инвестировать.

Предприниматель утверждает, что осуществлял оплату добросовестно. Проблемы начались в период введенного режима самоизоляции в апреле, когда все предприятия закрылись.

Вместо поддержки

Доходы от аренды торговых площадей обнулились в период действующего режима ограничений. Большинство точек приостановили работу. Предприниматель надеялся на обещанную программу по поддержке малого бизнеса, в частности отсрочку платежей. Однако на просьбу отсрочить оплату он получил от МСУП сразу две претензии.

– 1 мая мне прислали на электронную почту претензии за подписью Вадима Рабаева, изложенные аж на четырех страницах, – говорит Сагиров. - Первая заключалась в том, что мы вносим оплату помесячно, а не поквартально, как это было предусмотрено договором. Я был очень удивлен. Ведь именно Рабаев просил меня вносить платежи ежемесячно! Вторая претензия – почему до сих пор не отремонтирован переход на проспекте Буденновском? По поводу ремонта мы обговаривали, что не будем приступать к работам, пока идут суды и нет четкого понимания, что будет с этим переходом.

Все необходимые документы Сагиров направил в муниципальное учреждение. Ответа от них не поступило.

Тогда бизнесмен встретился с главой организации лично. 8 мая ему было объявлено о решении аннулировать контракт.

- Чтобы не усугубить ситуацию, я решил оплатить аренду за квартал. Ситуация была очень сложной. Для выплаты заработной платы своим сотрудникам мне пришлось брать деньги в долг, — комментирует предприниматель.

Но это было только начало. В тот же день Вадим Рабаев лично отправился в переходы убеждать охранников перейти к нему. Угрожал оставить их без работы.

– Никто из моих не пошел к нему работать. Тогда он вместе с участковым Ленинского района пришел в пешеходный переход на проспекте Буденовском, срезал замки в комнате охраны и поставил туда своего человека. Иначе, как захватом, я это назвать не могу! Это все происходило у меня на глазах. Я сразу на месте написал заявление, но у меня его не приняли. На действия полиции я буду жаловаться в прокуратуру.

Игра не по правилам

Долгое время Степан Сагиров старался решить вопрос мирным путем. После многочисленных отказов он обратился в арбитражный суд. Действия Рабаева, по мнению Сагирова, связаны с желанием скрыть проблемы в работе учреждения.

Подземные переходы в обязательном порядке должны охраняться. МСУП такое предписание имеет. Но по факту их охраняли только сотрудники Сагирова. Чтобы скрыть это, Рабаев пытался переманить к себе охранников бизнесмена, которые, в отличие от его работников, имели лицензии.

Возникает вопрос, зачем учреждению разрывать контракт с партнером, который исправно выполнял свои обязательства. Что стало причиной таких действий МСУПа? Из этого следует, что муниципальное предприятие противоречит решениям властей. Иначе невозможно объяснить, почему в период кризиса бизнесмен вместо поддержки получает судебное разбирательство.

От редакции

Во время подготовки материала было обнаружено, что 11 июня арендаторов переходов от лица муниципальной организации уведомили об отключении электричества. В документе говорилось, что электроснабжение остановят из-за задолженности.

По словам Сагирова, людям выдали только копии, не показав оригинал. При этом счета на оплату не выставлялись. Бизнесмен обратился с просьбой огласить счет для погашения долгов.

Вместо ответа 17 июня электричество отключили. Учитывая, что суд не принимал решение о правоотношениях между МСУПом и предпринимателем, законность таких действий под сомнением.

Интересный факт. Муниципальное предприятие по ремонту, строительству и эксплуатации искусственных сооружений почти обанкротилось, при этом ведет активную борьбу с представителями бизнеса. МСУП имеет долги в десятки миллионов рублей. Учреждение разорилось «под чутким руководством» Вадима Рабаева.

По данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве, 21 января 2020 года в отношении предприятия была введена процедура наблюдения.

Тогда возникает главный вопрос, зачем директор разорившегося муниципального учреждения с такой спешкой пытается расторгнуть договор с предпринимателем? Быть может, это связано с желанием прибрать к рукам «обжитые места»?