Режиссер театра «Человек в кубе»: У онлайн-трансляций нет будущего!

Режиссер театра «Человек в кубе»: У онлайн-трансляций нет будущего!

Театры по всему миру открывают доступ к бесплатным онлайн-трансляциям, чтобы не потерять своего зрителя. Сложнее всего сейчас частным театрам, которые работают без государственной поддержки. МК побеседовал с режиссером частного театра в донской столице «Человек в кубе» Катериной Рындиной и узнал, что ждет коммерческую сцену в ближайшем будущем.

– Как театр переживает вынужденную остановку деятельности оффлайн? Как сильно коснулся вас кризис в финансовом и моральном плане?

– Театр можно описать двумя словами – «здесь» и «сейчас». Конечно, в условиях изоляции, называть это САМОизоляцией у меня не поворачивается язык, существование театра вообще, не только нашего, – под большим вопросом. Потому что театра за пределами зрителя не существует!

Но вопрос: кому и зачем надо, чтобы театры не работали? Потому что абсурдность происходящего налицо, и все прекрасно это осознают и видят! Как мы переживаем это время? Сложно! Мы сложно переживаем это время. Потому что это драгоценное время нашей молодости, время нашей физической активности, нашей силы, и молчать в этот период, ничего не делать – это сложно. Это сложно физически, это сложно морально.

Наш театр не государственный и никакой меценатской поддержки не имеет. И живем мы на те средства, которые зарабатываем сами. Конечно, когда нас ЛИШИЛИ возможности работать, нас лишили фактически средств к существованию. Сложно ли это? Да! Черт возьми! Это сложно!

Сложно, когда у тебя коллектив в десять человек, и ты ничем помочь им не можешь. Не можешь обеспечить материально их никак. И государство, которому ты исправно платишь налоги, запретив, также ничем не поможет. Это странно и, конечно, страшно.

– Насколько сильно упал спрос? И как вы собираетесь его восстанавливать?

– Спрос на нашу работу не упал, то есть постоянные зрители, они с нами, пока мы не работаем, приток новых зрителей остановлен. Конечно, это пагубно скажется на дальнейшей работе, после выхода, если это «после» будет.

Восстанавливать будем при помощи рекламы, думаю, «сарафанное» радио тоже сработает, в общем, всеми возможными способами! Но, мне кажется, люди и так понимают, сейчас особенно, что театр необходим!

– Какие новые способы/форматы демонстрации спектаклей вы придумали, находясь на самоизоляции, чтобы продолжать радовать зрителя?

– Мы принципиально не показывали спектакли в записи, потому что это не тот театр, который бы нас радовал! Спектакли на «пленке» – это для памяти, для работы, но не для зрителя!

Поэтому, как только появилась возможность, мы стали играть концерты онлайн. Мы собираемся в своем театре и выходим в прямой эфир и играем концерт ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС! А люди смотрят здесь и сейчас! Эфиры мы не сохраняем, мы хотим, хотя бы так, сохранить принцип театра.

Также сейчас мы ведем репетиции поэтического ТЕЛЕспектакля «Параллели», премьера которого назначена на 18 июля. Тут тот же принцип, этот спектакль будет идти в прямом эфире, но мы используем больше не средства театра, а средства кино. Средства живого монтажа, ну как если бы вы смотрели фильм, снятый одним кадром. Ищем, как передать через холодный гаджет эмоцию! Чувство! Создать атмосферу!

– Как проходят репетиции новых спектаклей?

– Мы собираемся в театре и репетируем, только так можно получить качественный результат.

– Как думаете, есть ли будущее у онлайн-трансляций? Будете продолжать экспериментировать с этим форматом, или это было только на время самоизоляции?

– Нет! Нет у этого будущего! Театр потому и живет так давно. И практически не видоизменяется, потому что человеку нужна возможность быть здесь и сейчас, необходим опыт совместного проживания каких-то эмоций в настоящем времени.

Онлайн и так далее – это смерть живого искусства. Да и зачем это все? Есть кино! Есть телевидение! Зачем там еще и театр нужен? Пусть театр занимает свое место, тем более что это место его по праву.

– Работать в онлайн-режиме, при отсутствии рядом коллег, с которыми можно поработать вживую, которым можно посмотреть в глаза, – тяжело?

– НЕВОЗМОЖНО! Это теряет весь смысл.

– Повлияла ли самоизоляция на дальнейшие творческие планы коллектива (лето, осень и дальше)?

– Конечно! Сейчас мы вообще живем в неведении! Мы не знаем, когда мы сможем открыться, мы не знаем, что еще придумают. Ведь те рекомендации, которые сейчас дают театрам на сентябрь – это абсурд и бред!

Ну, например, актерам на сцене рекомендуют держаться на расстоянии 1,5 метра друг от друга, представляете? Ведь большинство спектаклей, где актеры ВЗАИМОДЕЙСТВУЮТ напрямую. Как с этим быть? Или в отношении этой же рекомендации много шуток услышали от актеров-кукольников, ведь есть куклы, которые ведут по пять-шесть человек одну! Или та же рекомендация для музыкальных театров, когда хор должен держать дистанцию полтора метра между друг другом, а духовые в оркестре должны держать расстояние в два метра! Это же смешно! Или так называемая шахматная рассадка! У нас зал камерный, максимум 50 мест, а есть спектакли на 28 зрителей! Нам как их сажать?

Только человек, который ни разу не был в театре, может такое предлагать! Поэтому насчет планов мы ничего сказать не можем! Как только будет понимание, хотя бы приблизительное, когда это кончится, только тогда мы сможем говорить о планах!

– У вас достаточно небольшая актерская труппа. Были ли потери?

– Нет, весь коллектив остался! Мы все вместе стараемся пережить это время. Мы помогаем друг другу и держимся друг за друга. Вообще театр лишился всего заработка, это порядка 300-500 тысяч рублей за это время. Аренда помещения сейчас со скидкой, но это же тоже деньги. Оплату «охранки» и «пожарки» никто не отменял! Выплату по авторскому обществу тоже, между прочим, никто не отменял!

– Чем занимались ваши сотрудники-актеры на карантине?

– Ну, кто-то, полагаю, отдыхал, кто-то продолжал вести занятия для наших студентов в онлайн-режиме. Но в целом мы репетировали все это время и занимались.

– Когда планируется выход на онлайн-сцену? И будут ли какие-то ограничительные меры для зрителей?

– На офлайн-сцену? Когда нам разрешат снова работать, в тот же день мы откроем двери для зрителей! Мы будем выполнять предписания и рекомендации, если они не будут переходить границ разумного.

– У вас совсем маленький зрительный зал, на несколько десятков человек. Теоретически вам могли бы разрешить проводить спектакли при условии рассадки зрителей с учетом социальной дистанции, как, например, планируется сделать на футбольных матчах. Что вы думаете об этом?

– Это не самое прекрасное, но это хоть что-то! И сейчас мы готовы и на эти условия! Но кто нам даст это разрешение? Все театры гребут под одну гребенку, а частные театры вообще не признаны пока никак! Вы же понимаете, что если министр культуры говорит на всю страну, что не знает таких, что можно еще сказать?

Конечно, мы думаем о том, как нам начать работу, но пока мы не знаем, к кому нам обратиться с этим вопросом. Мы ищем способы! Надеюсь, мы найдем, нас услышат и помогут! Ведь мы не просим много, а всего лишь законное право работать!