Сто лет назад в Ростове работали иллюзионы, биоскопы и биографы

Узнать о развитии искусства кино и о непростых судьбах звезд вы сможете, посетив экспозицию в музее русско-армянской дружбы

18.03.2016 в 17:16, просмотров: 2782

Нынешний год объявлен годом кино в России. В списке культурных мероприятий донской столицы появилась и выставка «Магия немого кино». Она открылась в музее русско-армянской дружбы (отдел Ростовского областного музея краеведения) на площади Свободы, 14.

Сто лет назад в Ростове работали иллюзионы, биоскопы и биографы
Торговый дом Яблокова. Здесь раньше был первый кинотеатр. Фото: www.shtahanov.ru

Самодвижущиеся картины и поклонники

Выставка небольшая, но, побывав на ней, можно совершить экскурс в те времена, когда кино было настоящим чудом, а актеры приравнивались к небожителям. Большую часть экспозиции (более 200 предметов) составляет частная коллекция ростовчанки Ады Гришц. С 1924 года до начала 1960-х она собирала фотопортреты звезд кино. А в конце жизни передала бесценную коллекцию в фонд Областного музея краеведения. Благодаря этой увлеченной женщине мы можем увидеть, как выглядели звезды немого кино, и узнать, кого любили ростовские зрители на заре зарождения кинематографа.

Об истории синематографа посетителям расскажет научный сотрудник музея Ирина Сосницкая. Также гости выставки смогут увидеть удивительные вещи, о которых сегодня уже мало кто помнит. К примеру, льготную карточку на четыре посещения кино-театра от «Совкино». Или рекламный постер 1926 года, повествующий о том, что готовится к постановке историческая драма о любви абхазской красавицы и оружейника «Дина Дза-Дзу».

На отдельном стенде представлены объявления из городских газет начала прошлого века. Они призывали жителей Дона прийти и познакомиться с новым искусством. Называли его по-разному: и иллюзионом, и электробиографом, и синематографом.

Первое кино в Ростове увидели в 1896 году. Сеанс состоялся 25 июля. И был он устроен в городском саду (ныне парк им. М. Горького) для привилегированной публики. Самодвижущиеся картины стали потрясением. По Ростову и Нахичевани только и разговоров было, что о новом иллюзионе. Зрители валили валом, и поскольку спрос на синематограф был чрезвычайно велик, спустя несколько лет кино стало доступно практически всем. Газеты пестрили объявлениями, а афишные тумбы зазывали горожан сразу в несколько синематографов.

Одним из самых популярных мест, в котором проходили массовые сеансы, был Асмоловский театр — он находился на Таганрогском проспекте (ныне Буденновский), на месте рынка «Новый быт», сейчас там офисное здание. Затем к показам самодвижущихся картин присоединились и другие городские театры — Ткачевский и Машонкинский.

Поворот в судьбе

С начала прошлого века об иллюзионах, биоскопах и биографах знали даже дети. Популярность этого вида искусства била все рекорды. Вот как вспоминает об этом пионер русского кинематографа, организатор советской кинопромышленности, режиссер и, как сегодня сказали бы, продюсер Александр Ханжонков: «Что представлял собой биограф? Любой сарай, амбар, склад, магазин, все, что имело крышу и могло укрыть от дождя «уважаемых посетителей», годилось под биограф. В таком «зрительном зале» отгораживалась будка для аппарата, обычно у входа в помещение или над ним; на противоположной стене прибивался полотняный экран; под экраном располагался пианист; мебель состояла из скамеек, разносортных стульев, но часто сеансы давались и без мебели, это значительно увеличивало вместимость зрительного зала, а следовательно и доходы предпринимателя…»

Один из таких биографов и помог избрать жизненный путь Александру Ханжонкову. Он пишет, что в 1905 году в Ростове-на-Дону после подавления революционного восстания долго пустовало помещение мануфактурного магазина в центре города. Вдруг на окнах его появились большие плакаты с надписью: «Здесь на днях, после ремонта, откроется биограф Р. Штремер».

Весь ремонт заключался в двух весьма несложных операциях: освобождении магазина от полок и прилавков и изолировании помещения от дневного света.

Когда над входом в этот магазин засветилась гирлянда разноцветных электрических лампочек, то гулявшая по Садовой улице публика двинулась в биограф столь интенсивно, что скоро потребовалось вмешательство полиции для наведения порядка.

«У кассы на улице была толчея и давка. Сеанс продолжался 20—30 минут. Из «зала» зрителей выпускали через черный ход, — пишет автор. — Программа состояла из четырех картин, вызвавших бурные восторги. Зачарованные зрители не могли налюбоваться на «Прибой волн в Тихом океане». Картину «Подходящий поезд» зал встретил бурно, с восклицаниями и плохо скрываемым страхом. Еще бы! Локомотив, выбрасывая пары, мчался по экрану прямо на зрителя. Комическая «Муха» вызывала веселый смех и рассеивала страх. Представьте себе жирную физиономию комика, который делает гримасы, стараясь языком и губами поймать муху, ползущую по его носу… Еще два-три стометровых фрагмента и наконец гвоздь программы — «Точильщик». Кухарка решила наточить нож. Ее воинственный взгляд так испугал точильщика, что он бросился от нее прочь, сметя все на своем пути. Начинается погоня. Тут и коляска с ребенком, и стая гусей (это среди города!), и торговки с разными товарами, и газетчик, и дама в модной шляпе с перьями. И все они мчатся за точильщиком и кухаркой. Сеанс окончен.

Я вышел на улицу опьяненный. То, что я видел, поразило меня, пленило, лишило равновесия. О кинематографе говорил весь город. Один мой знакомый обратился ко мне с просьбой (зная, что я собираюсь в Москву) побывать у Пате на Тверской и узнать, сколько стоят картины и аппарат…»

Так один поход в иллюзион привел в российский кинематограф талантливого ростовчанина.

В Ростове и Нахичевани

О том, какой кинотеатр в южной столице можно считать первым, споры идут до сих пор. Одни называют электробиограф напротив здания городской Думы. Другие полагают, что первый постоянный кинотеатр в Ростове-на-Дону появился в 1904 году, его открыла предпринимательница Р. Э. Штремер. Размещался электробиограф напротив входа в Городской сад (парк им. М. Горького). После пожара хозяйка кинотеатра арендовала помещение на втором этаже торгового дома Яблокова, напротив городской Думы. И 8 января 1906 года заново оборудованный электробиограф на 300 мест начал показ фильмов (позже он получил название «Комсомолец» и был закрыт в 1994 году).

Поскольку синематограф был делом прибыльным, количество кинотеатров год от года росло: в 1908 году на Большой Садовой появился второй ростовский кинотеатр — «Французский», вскоре открылся «Модерн», который в 1913 году трансформировался в «Солей» (Soleil), отличавшийся дорогим интерьером и большой вместимостью — 1200 мест. Существовали и другие электробиографы, но не все они сохранились. Какие-то уничтожили пожары, какие-то не выдержали конкуренции. Практически все первые кинотеатры Ростова располагались на главной улице города — Большой Садовой.

Развивалось кино и в Нахичевани. Первый электротеатр располагался в доме промышленника А. Г. Сагирова на Бульварной площади (ныне — площадь Свободы). Позже появились «Кинемо-Луч» на 300 мест и «Монплезир» на 400 мест, также на Бульварной площади. Они принадлежали энтузиасту театральной сцены, владельцу завода «Мыловар» Я. А. Белинскому.

С приветом от братьев Люмьер

Неудивительно, что оставить кино на Дону решили не только местные, но и иностранные предприниматели, осознавшие большие перспективы в плане извлечения прибыли. В Ростов потянулись кинодемонстраторы из Германии, Франции, Бельгии, Австро-Венгрии. Характерно, что братья Люмьер внимательно следили за происходящим в Ростове. В 1897 году от Луи-Жана Люмьера на Дон пришло письмо. «Желая отблагодарить ростовскую и нахичеванскую публику, так сочувственно относящуюся к моему аппарату, — сообщал французский изобретатель, — я выслал вам целую серию новых картин».

Осенью 1897 году «прибывший из Лиона синематограф» демонстрировал ростовчанам новые документальные киновыпуски, один из которых был посвящен приезду в Петергоф Николая II и президента Французской республики Феликса Фора. Демонстрация «движущихся живых фотографий» включала короткие сюжеты, снятые на улицах европейских городов.

Нужно сказать, что отечественное кино всегда отличалось от зарубежного. Было в нем что-то, что иностранцы обычно называют загадочной русской душой. К тому же в нашем кино актерская работа ставилась во главу угла.

— Сниматься в фильмах приглашали артистов театра, — рассказывала научный сотрудник Ростовского областного музея краеведения Ирина Сосницкая. — Хотя в театральных кругах участие в кинолентах не приветствовалось. Считалось, что синематограф — это не искусство, а некий аттракцион. И уважение среди артистов немое кино завоевало только в начале 20-х годов прошлого века.

Все немые фильмы сопровождались живой музыкой. Исполнителей, игравших на фортепиано во время сеанса, часто называли таперами. Со временем их роль становилась все весомее, и в синематограф приходили играть на фортепиано настоящие виртуозы. Они умело миксовали, как сейчас говорят, романсы и популярные мелодии, и фильм обретал свое неповторимое звучание.

Появление звука в кино многие артисты, да и зрители тоже, восприняли с сопротивлением. Шли даже разговоры о том, что человеческая речь отвлекает зрителя от сюжета, от личных переживаний и позволяет актеру халтурить. Ведь то, что раньше они показывали с помощью мимики, жестов, творческих находок, теперь можно просто сказать. Эти народные волнения эмоциональные всплески критиков подогревало и то, что поначалу качество звука в кинолентах оставляло желать лучшего, что действительно портило ощущение от фильма.

Звезды тоже плачут

Несколько стендов на выставке «Магия немого кино» посвящены кинозвездам мировой величины. Музейные сотрудники рассказывают о творчестве и об удивительных поворотах судьбы. К примеру, одна из самых ярких актрис немецкого кино Хенни Портен несколько десятилетий считалась звездой номер один в Германии. Критики называли ее образцом женственности, добропорядочности и мягкости. Она сыграла десятки запоминающихся ролей. Но в 1933 году, когда к власти пришли нацисты, Геббельс лично вызвал Хенни Портен к себе и потребовал, чтобы она развелась со своим вторым мужем, еврейским врачом Вильгельмом фон Кауфманн-Ассером. Актриса отказалась. Началась травля: ей закрыли путь на сцену и в кино, а во время бомбежек, когда дом Хенни Портен был разрушен, ей с мужем пришлось жить на улице и скитаться по подвалам. Ее поклонники боялись пустить в дом жену еврея. На долю этой женщины выпало немало испытаний — с окончанием войны отношение к Хенни Портен изменилось, она снова снималась. Но предательства со стороны властей Германии она не простила и в 1953 году переехала жить и работать в ГДР.

В 1959 году умер муж Хенни Портен, а вскоре подул ветер перемен — канцлер ФРГ Конрад Аденауэр счел унизительным для страны подобное отношение к национальной героине, и актриса была удостоена Креста «За выдающиеся заслуги перед Германией». Но получить эту награду смертельно больная Хенни Портен уже не успела. Она умерла в своей маленькой квартирке в Берлине в 1960 году в возрасте 70 лет.

Сложная судьба была и у легенды немого кино Мэри Пикфорд. Она прославилась в амплуа девочек-сорванцов и бедных сироток. Однако эта слава принесла ей и не мало боли — подписав контракт, актриса была обязана даже в зрелом возрасте ходить в детских платьях и носить кудрявую прическу. Несколько раз она пыталась порвать с надоевшим имиджем, но публика такую Мэри Пикфорд отвергала.

Более подробный рассказ о развитии искусства кино и о непростых судьбах звезд вы сможете услышать, посетив экспозицию. Выставка работает до 15 мая.