Отец Модест. История жизни первого наместника Свято-Донского Старочеркасского мужского монастыря

Верующие люди приезжают на могилу к старцу со всей страны, просят помощи и получают ее

В конце октября в «Фейсбуке» лидера общественной организации «Ростов без нароктиков» Станислава Горяинова я увидела свежую запись о том, что из их реабилитационного центра сбежала девушка. «Она не давала о себе знать даже родителям. Все переживали, — писал Станислав. — С просьбой найти ее обращались даже к отцу Модесту из Старочеркасска. Еще при жизни он говорил, что когда умрет и если сподобится милости от Бога, то будет продолжать помогать людям. Девочка сразу нашлась после обращения. Спасибо, отец Модест…»

Верующие люди приезжают на могилу к старцу со всей страны, просят помощи и получают ее
Таким был архимандрит Модест. Фото предоставлено Свято-Донским Старочеркасским монастырём.

О православных чудесах, связанных с именем благочестивого старца, я слышала, но побывать у него при жизни мне не довелось. 14 марта 2002 года первого наместника Свято-Донского Старочеркасского мужского монастыря архимандрита Модеста не стало, но молитвы, обращенные к нему, приносят страждущим облегчение и избавление от многих житейских бед по сей день.

Начало

Михаил Харитонович Потапов (именно так в миру звали отца Модеста) родился 20 ноября 1926 года в хуторе Павло-Очаковка Азовского района Ростовской области. Он был младшим ребенком в крестьянской семье. Семья была верующая, но маленький Миша даже близких удивлял своим благочестием, с пятилетнего возраста начал поститься.

«С Богом нигде и ничего не страшно», — часто говорила детям мама. И они ее слушали. Уже во время учебы в училище Михаила не раз пытались заставить снять нательный крест, позже те же угрозы он слышал на работе, но эти испытания сделали его веру только крепче.

Михаил Потапов служил поваром в Армия, после в 1947 году поступил в Азовское морское училище. А затем устроился радистом на Азовский рыбокомбинат, там он проработал 17 лет. О семейной жизни он не думал, но под давлением родителей все-таки женился. Но уже через месяц привел жену своим родителям со словами: «Вы говорили, что она добрая, — так сами с ней и живите...»

Михаил признавался родным, что лишь служение Господу — его единственная радость. И даже видел себя во сне в монашеской одежде. В выходные и отпускные дни он посещал святые места; побывал в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, Псково-Печерском монастыре, Киево-Печерской лавре, Глинской пустыни, посещал монашеские общины Харьков, храм Александра Невского в Тбилиси.

Первым духовным наставником будущего подвижника был архимандрит Иоанн (Маслов), воспитанник великих Глинский старцев. Он наставлял его и позже направил его в Тбилиси, в русский храм Александра Невского, где Михаил встретил прозорливых Глинских старцев митрополита Зиновия (Мажура) (в схиме — Серафим) и схиархимандрита Виталия (Сидоренко), которые в разные годы были его духовниками.

В шестидесятые годы директор рыбокомбината заставил Михаила Потапова выбирать между работой и храмом. На раздумье дал три дня, Михаил отправился к духовному отцу за советом, и митрополит Зиновий благословил увольняться.

«Антисоветская деятельность»

Когда Миша был еще маленьким, слепой прозорливый иеромонах Гурий предсказывал его родителям, что их сын будет священником, а позже станет монахом. И вот предсказание начало сбываться.

Послушание Михаил начинал в храме села Кулешовка под Азовом. Его определили сначала алтарником, а потом регентом. Иногда приезжал он в ростовский собор Рождества Пресвятой Богородицы, там пел на клиросе. 22 апреля 1976 года архиепископ Иоасаф рукоположил Михаила в сан диакона. А 28 августа 1976 года, в день празднования Успения Божией Матери, — в иереи. Вскоре после смерти владыки иерея Михаила назначили настоятелем в шахтинский Покровский молитвенный дом.

Тогда здание это было больше похоже на заброшенную избу. Но новый настоятель взялся за дело: втайне от властей храм обложили изнутри кирпичом, а потом разобрали внешнюю полуразрушенную часть стен. Но «антисоветская деятельность» не всем нравилась — в адрес властей полетели анонимки. Настоятеля собирались арестовать, но прихожане заступились за иерея Михаила — написали письма «наверх», в Покровский молитвенный дом прибыла высокая комиссия и признала действия местных властей незаконными.

Постоянная травля отразилась на здоровье отца Михаила — его мучили сердечные боли, от которых он спасался молитвой. За поддержкой ездил в Тбилиси к прозорливым старцам. И в один из таких приездов в 1985 году схимитрополит Серафим постриг отца Михаила в монахи с именем Модест, восприемником был схиархимандрит Виталий. Менее чем через год после пострига митрополит Ростовский Владимир возвел иеромонаха Модеста в сан игумена.

В конце 1980-х гонения на священнослужителей прекратились. И архимандрит Модест начал уже вполне открыто вершить дела богоугодные. Он восстанавливал храмы и монастыри, возродил Свято-Покровский молитвенный дом в Шахтах и кафедральный собор в Новочеркасске.

Православные чудеса

В книге «Архимандрит Модест. Человек, который умел любить» автор-составитель В. Карагодин вспоминает о многочисленных православных чудесах, связанных с именем отца Модеста.

Вот свидетельство рабы Божией Нины: «У моей дочери отказали почки, и она попала в реанимацию. Врачи сказали: «Мы все сделали, что от нас зависит, а теперь молитесь. Если Господь даст, что заработают почки, значит, будет жить». Вечером я вся в слезах зашла в Покровский храм поставить свечку о здравии, помолиться. Потом мне знакомая рассказала: «Батюшка, когда узнал о твоей беде, открыл Царские Врата и всю вечерню служил о здравии твоей дочери — слезы ручьями текли. И вместе с ним молился и весь храм». Тогда моей Ирине было 17 лет, а сейчас ей уже 42 года, Она 15 часов находилась в состоянии клинической смерти, и по молитвам отца Модеста Господь вернул ее к жизни».

Староста храма Валентина рассказывала, что однажды заболела ее внучка: от высокой температуры теряла сознание. Валентина прибежала в храм вся в слезах и говорит отцу Михаилу: «Батюшка, внучка умирает, лицо уже пятнами пошло». Он сразу пошел к больной, помолился, окропил девочку святой водой — она и поправилась.

Вспоминает раба Божия Елена: «Он, может, видел что-то, не знаю. Пригласили мы его на Михайлов день к нам в Шахтинский храм, а батюшка уже служил в Новочеркасске. Народу было много, а у меня дите больное. Я стою и думаю: ну хоть бы его к Евангелию подвести, а как — не соображу, уж очень мы далеко от батюшки. И вот выходит батюшка читать Евангелие, нашел глазами моего сыночка, вывел его на середину и облил с креста водой (был водосвятный молебен). А я стояла и плакала: ну как же он услышал, я же далеко была?» Праздник любви и веры

В 1986 году митрополит Ростовский Владимир возвел иеромонаха Модеста в сан игумена (позже игумен Модест был возведен в высший монашеский сан — архимандрита). И в тот же год Ростовский владыка перевел отца Модеста на новое место — в Новочеркасский Вознесенский войсковой собор. Тогда храм был в плачевном состоянии, но отец Модест вновь взялся за дело, и началось возрождение.

Очевидцы говорили, что службы отца Модеста всегда были незабываемым торжеством, праздником веры и любви. По благословению своих духовных отцов отец Модест совершал чин отчитки: читал особые молитвы об исцелении и на изгнание злых духов. Весть о чудесной силе отца Модеста разлетелась по всей стране.

Многие верующие люди привозили на «вычитки» своих больных родственников, и Господь совершал по молитвам отца Модеста чудеса там, где медицина была бессильна.

В 1991 году отец Модест был направлен возрождать Иверский монастырь, поросший к тому времени бурьяном. А спустя год архимандрит Модест был назначен духовником возрождающегося Свято-Иверского женского монастыря.

«Он обладал великим даром слез», — так говорили о старце люди, знающие его. И действительно, во время молитвы он часто плакал от того, что через себя проносил чужую боль и смывал ее своими слезами. «Молись как дитя, — говорил он.— Вот как дите лепечет перед своей матерью, так и вы перед Господом — в простоте сердца».

За великую любовь к Богу и ближним старец Модест удостоился Даров Святого Духа — прозорливости и исцеления. Однажды на вопрос друга юности, откуда он все знает, старец признался: «Понимаешь, мне Господь открывает. Я когда молюсь, исчезают иконы, стены, и я все вижу…»

«Пришлете бульдозеры — я лягу под них…»

В 1994 году архимандрит Модест был назначен настоятелем Свято-Иверского монастыря, а затем наместником Свято-Донского Старочеркасского мужского монастыря. Тогда отцу Модесту было уже 68 лет.

Мужской монастырь находился в еще более плачевном состоянии, чем женский. Первый год братии приходилось зимовать в арендованном помещении, которое не отапливалось. На ночь залезали в спальные мешки, потому что пол, на котором они спали, к утру покрывался коркой льда. За два года храм Донской иконы Божией Матери очистили от мусора и привели в порядок. Заложили на монастырском дворе братский корпус.

Но начались препятствия: не всем нравилось, что подворье отдали церкви. Приезжал даже министр культуры и, увидев строящийся корпус, пообещал, что сравняет все с землей.

— Если пришлете бульдозеры, я лягу под них, — спокойно ответил отец Модест.

Через год министра сняли с должности, а монастырь остался на месте. Было в его летописи еще немало сложных моментов, но все они в прошлом.

«Смотри — батюшка сияет!»

Жизнь монастыря наладилась. И потянулись сюда за помощью к отцу Модесту страждущие со всех городов и весей. Очевидцы помнят, как люди с легкостью выстаивали многочасовые монастырские службы благодаря благодати, которая снисходила во время службы на подвижника и заполняла всю церковь. Верующие говорили, что общаться с батюшкой для них было счастьем, он в свою душу впускал все их скорби, люди от него уходили радостные и облегченные.

Прихожанин Владимир вспоминал: «...Луч света выходил от него — и проходил насквозь, пронизывал с ног до головы. И сам он сиял, сиял неземным светом, радостью…» Этот свет исходил от самого старца, дети обращали внимание своих родителей на это словами: «Смотри — батюшка сияет!»

Любимой службой отца Михаила была панихида, во время которой записки об упокоении батюшка всегда читал на коленях. А обращаясь к верующим, говорил: «Вот вы приходите в храм и все себе здоровья просите, а покойнички ждут ваших молитв. Людочки, в первую очередь покойничков вспомните, а потом уже и о себе подумайте».

После воскресных служб батюшка не успевал покушать и отдохнуть, потому что ждали его приехавшие на «изгнание бесов». По благословению своих духовных отцов — митрополита Зиновия, а затем схиархимандрита Виталия — отец Модест совершал и чин отчитки. Бесноватые не выносили одного вида отца Модеста и начинали кричать, плакать, впадали в истерику.

«Приходите ко мне на могилу, буду помогать вам»

Незадолго до смерти архимандрит Модест предсказал, что в Батайске построят храм, но сам он не доживет до его освящения. Последние три года старец тяжело болел, незадолго до смерти он говорил духовным чадам: «Приходите ко мне на могилу. Если заслужу благодать у Господа, то буду помогать вам».

8 марта 2002 года старец Модест попал в больницу. Диагноз — инфаркт. Не выдержало сердце. 12 марта приступ повторился. Тогда же старец попросил, чтобы к нему приехала братия. Прощаясь со всеми, он у каждого попросил прошения. 14 марта 2002 года в 9 часов утра архимандрит Модест исповедался и причастился Святых Христовых Таин. «После причастия он благословил читать благодарственные молитвы, — вспоминал игумен Порфирий, — голос был очень тихий, дыхание редкое, но в руке у старца были четки — духовный монашеский меч. Так, с четками в руках и молитвой Иисусовой на устах и в сердце, он и почил в 11 часов 20 минут…»

Похороны состоялись через два дня, и проститься с благочестивым старцем съехались тысячи человек. Монастырский двор был заполнен, люди стояли на улице, и казалось, нет им ни конца ни края. А на могиле отца Модеста возвышалась гора благоухающих цветов.

Живые цветы лежат здесь и по сей день. И, как и прежде, верующие люди приезжают к старцу, просят молитвенной помощи и получают ее. На могиле уже совершались исцеления. А некоторым братьям и духовным чадам были видения, в которых архимандрит Модест являлся в светлом облачении и с озаренным тихой радостью лицом.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №47 от 18 ноября 2015

Заголовок в газете: Отец Модест. Невидимые миру слезы.