Пока гром не грянет

С этнической преступностью в многонациональном Ростове-на-Дону все в порядке — ее нет на бумаге, следовательно, почти нет вообще

07.08.2013 в 13:49, просмотров: 3468

Многие жители южной столицы прекрасно знают, где в вечернее время лучше не появляться, если, конечно, вы не любитель острых впечатлений. Нежелательно появляться на Пушкинской, в окрестностях общежития Академии госслужбы. Около рынка «Темерник» в Северном жилом массиве. В городских парках. Близ закрывшихся — из-за позднего времени суток — рынков и мини-рынков во всех районах города, вплоть до Военведа...

Пока гром не грянет

Как нетрудно догадаться, речь идет вовсе не о ростовской уличной шпане. Перечисленные места облюбованы для тусовок молодежью Северного Кавказа, приехавшей в Ростов-на-Дону учиться или работать.

Людей в возрасте они чаще всего пропускают. Куражатся перед ростовчанами-сверстниками или молодыми мужчинами в возрасте до тридцати лет. Особенно если прохожий идет с девушкой. Какой же мужчина не остановится «поговорить», если задевают его или девушку? Подобный порыв опасен, так как ростовчане в отличие от оппонентов ножи с собой не носят. И не всякий боксер-дзюдоист-каратист сумеет отбиться от небольшой группы агрессивного молодняка. Чаще всего такое можно увидеть в кино.

Во всем виноваты женщины?

К слову сказать, «женский фактор» был главным пусковым моментом в двух самых крупных инцидентах на межнациональной почве, случившихся за последнее время. Я имею в виду групповую стычку стенка на стенку в Ремонтненском районе и драку в поселке Рассвет Аксайского района в ночь с 7 на 8 января 2013 года. Вернее будет сказать, что это стало последней каплей. Но донская полиция признала стычкой на межнациональной почве только инцидент в Ремонтненском районе, случившийся в начале сентября 2012 года. Драку в поселке Рассвет — сперва у кафе «Татьяна», а потом в районной больнице — отказываются признавать стычкой на межнациональной почве до сих пор. Хотя известно: с чего бы ни начался конфликт между представителями разных национальностей, он стремительно перетекает в фазу «Эти... наших бьют!». И дальше люди уже дерутся и режут ножами, забыв о первопричине случившегося, только за принадлежность противоположной стороны к другой нации.

Иные «свежие» конфликты — например, драка с поножовщиной 28 марта этого года на пересечении Красноармейской и Университетского между русскими и кавказцами, в ходе которой погиб фанат футбольного клуба «Ростов» Александр Терехов, а его товарищ оказался в неотложке; ножевое ранение, которое 2 апреля нанес студент из Азербайджана своему русскому соседу по общежитию Ростовской государственной экономической академии, поссорившись из-за розетки в комнате, — признаны «бытовыми».

То же самое относится и к гибели Максима Сычева, студента 2-го курса Ростовского государственного строительного университета, скончавшегося из-за того, что сосед-ингуш ударил его за отказ решить задание по высшей математике. Это событие произошло в 2010 году, но в Ростове-на-Дону его помнят до сих пор. В частности, как пример того, что проблему межнациональных отношений можно свести к случайному бытовому происшествию с фатальными последствиями.

«Мы сами с молодежью ничего поделать не можем...»

Не так давно ректоры донских вузов обратились за помощью к Владимиру Водолацкому, депутату Госдумы и тогда еще атаману Всевеликого войска Донского. Чтобы поговорил с представителями донских диаспор о вызывающем, а иногда провокационном поведении молодежи.

Депутат и атаман, два в одном, встретился, поговорил. Лидеры диаспор только руками развели и признались, что сами ничего поделать не могут, молодежь неуправляема...

Летом 2010 года, после инцидента в летнем лагере «Дон» на Черноморском побережье, где из-за 14-летней ростовчанки подрались русские и чеченские школьники и впоследствии выяснилось, что чеченские парни домогались еще не менее 300 русских девушек, глава Чечни Рамзан Кадыров вбросил в общество идею создать Кодекс чести чеченца — по примеру Кодекса чести москвича. Дабы мигранты из Чечни, оказавшись в центральных районах России, не позорили свой народ.

Идея, право же, здравая. К сожалению, она подверглась острой критике, в том числе и со стороны омбудсмена Чечни по правам человека Нурди Нухажиева. Инициативу замяли как националистическую и ущемляющую права россиян чеченского происхождения.

Где усиленные патрули?

На круглом столе по вопросам миграционной политики России до 2025 года, прошедшем в Ростове-на-Дону 5 августа, помощник муфтия Ростовской области по связям с общественностью Хашим Девятьяров призвал глав диаспор Ростовской области нести ответственность за своих соотечественников.

Г-н Девятьяров говорил правильные вещи — о том, что диаспора должна все знать о каждом своем мигранте, прибывающем на Дон: где он живет, как живет, где работает, на что он способен...

На примере последних лет уже нетрудно прийти к суждению, что административные меры работать явно не способны. Можно создать -надцатую комиссию, можно провести энное количество мероприятий, способствующих укреплению дружбы народов и межнациональных отношений... Только воз и ныне там, а когда административные меры бессильны, то очевидно, что должны быть задействованы административно-правовые.

Отсутствие профилактических мероприятий поражает (проверки соблюдения миграционного законодательства на рынках не в счет). Подобная тактика — прятать голову в песок в надежде, что все обойдется, — есть у только у страусов.

После того как в начале августа этого года на Матвеевском рынке в Москве торговцы из Дагестана проломили голову оперу уголовного розыска Антону Кудряшову, глава МВД России Владимир Колокольцев распорядился в 48 часов произвести «декриминализацию» всех столичных рынков. За двое суток полиция не управилась, работы продолжаются по сей день, но главное здесь другое — полиция может успешно работать, наводя правопорядок. Если захочет. Если получит команду.

Неужели правоохранительные органы Ростова-на-Дону столь снисходительно относятся к вечерним шалостям местных мигрантов только потому, что от их хулиганства пока не пострадал ни один сотрудник полиции?