Если вузы кошмарят, значит, это кому-то нужно?

Ректора АЧИМСХ уже уволили. Кто следующий?

29.12.2012 в 12:29, просмотров: 3277

Так называемое слияние фактически означает ликвидацию Азово-Черноморской агроинженерной академии (АЧИМСХ) и Донского государственного аграрного университета (ДСХИ). Минсельхоз РФ объявил о своих планах присоединения этих вузов к Новочеркасской мелиоративной академии.

Если вузы кошмарят, значит, это кому-то нужно?

Ректора академии уже освободили от занимаемой должности. Многие считают, что истинная цель нынешней «реорганизации» высшей школы — постепенное сокращение бюджетных мест в вузах и количества самих государственных вузов.

В «черный список» Минобразования попали самые нужные в нашем южном регионе вузы — сельскохозяйственные и педагогические. Критерии оценки их эффективности — количество иностранных студентов и средний балл ЕГЭ у поступивших — вызывают недоумение. Разве цель всей вузовской «реформы» — лишить возможности получить образование как можно большее количество молодых людей? Особенно из глубинки, где многие семьи просто не могут себе позволить нанимать репетиторов, чтобы получить высокий балл по ЕГЭ? Как мухлюют у нас с Единым государственным экзаменом, это отдельный разговор. А кто честно получил свой реальный, а не нарисованный балл, выходит, должен вообще остаться без высшего образования.

Мониторинг или развесистая клюква?

Когда появились первые сообщения о том, что несколько вузов Ростовской области попали в число «неэффективных», все подумали, что это какое-то недоразумение. Такого просто не может быть! Во-первых, потому что в «черном списке» фигурировали такие уважаемые и авторитетные учебные заведения, как Ростовская консерватория, Таганрогский педагогический институт и Донской государственный аграрный университет. А во-вторых, критерии, по которым вузам ставили плюсы и минусы, у любого здравомыслящего человека вызывают недоумение: ну откуда в российских аграрных вузах, расположенных в глубинке, могут быть иностранные студенты? Тут совсем другой контингент — крестьянские дети, которым донской сельхозинститут дает путевку в большую жизнь вот уже полтора века.

И при царе-батюшке агрономы и ветеринары с дипломами сельхозвуза ценились, и при советской власти, и при нынешней «управляемой демократии» тоже. Свыше 90% выпускников ДонГАУ идут работать на село по специальности. И рекордный урожай (первое место в России) ранних зерновых 2012 году — это прежде всего их достижение.

А что балл по ЕГЭ у выпускников сельских школ ниже, чем у городских, так это закономерно: где же взять в дальнем хуторе таких репетиторов, какие есть в Ростове, Таганроге или Новочеркасске (не говоря уже о том, в какие суммы эти репетиторы обходятся, притом что зарплата в деревне даже по официальной статистике в два раза ниже, чем в городе). Об этом сказал министр сельского хозяйства Ростовской области Вячеслав Василенко, отвечая на вопрос корреспондента «МК на Дону» о слиянии аграрных вузов:

— Показатели, по которым оценивались вузы, весьма субъективны. Средний балл по ЕГЭ — это оценка уровня подготовки выпускников в школе, а не качества образования в вузе, куда они поступили учиться. Как раз этого-то никто и не оценивал. Ну как можно сравнить подготовку выпускника школы в хуторе Киселевка Заветинского района и выпускника престижной ростовской гимназии? Я этого не понимаю! У нас хорошие аграрные вузы — ДонГАУ и АЧАА, но по этим самым «критериям» их признали неэффективными.

Министр верно подметил: в критериях оценки вузов Минобразованием РФ нет самого главного — как учат и, что не менее важно, как учатся. Уровень знаний студентов никто не проверял ни в одном вузе — ни в «эффективном», ни в «неэффективном». О чем тогда вообще речь? Как-то довелось стать свидетелем разговора профессора юридического факультета престижного экономического вуза с преподавательницей его кафедры. Молодая женщина, собиравшаяся уже в декрет, жаловалась на наглость студентов, приехавших в Ростов учиться из одной высокогорной северокавказской республики. Горячие парни в ультимативной форме требовали, чтобы она взяла у них... деньги и поставила зачет по своему предмету, ни о чем их не спрашивая. Чуть дверь в кабинете не вышибли, когда она пыталась там от них спрятаться.

«Не волнуйся, дорогая, — ответил ей старший товарищ, — отправляйся спокойно в декрет, а мы тут сами разберемся!» Можно не сомневаться, что эти ребята получили дипломы вуза, признанного эффективным. С какими знаниями они выйдут из его стен, никого не волнует. Для Министерства образования главное — чтобы количество квадратных метров в научных лабораториях на одного сотрудника вуза было не меньше определенных параметров. Качество вокала у выпускников консерватории или урожайность на полях хозяйств, где работают агрономами воспитанники «сливаемых» аграрных вузов, в расчет не берется.

Кстати, гектары теплиц и полей в опытных хозяйствах сельхозвузов никто не догадался (или не захотел) приравнять к лабораториям, хотя это они и есть, самые настоящие научные лаборатории, где выращиваются новые сорта и ставятся опыты по увеличению урожайности давно известных сортов. Неудивительно, что почти половина агрову-зов страны попала в число «неэффективных». Непонятно только, как попала в число «эффективных» Новочеркасская мелиоративная академия, к которой присоединяют два «неэффективных» сельхозвуза, если у будущих мелиораторов средний балл по ЕГЭ ниже, чем в Донском аграрном университете и Азово-Черноморской агро-академии?

Все данные по среднему баллу ЕГЭ у абитуриентов, поступивших в 2011 и 2012 годах во все вузы России, есть на сайте http://vid1.rian.ru/ig/ratings/Kachestvo_prophil_2012.pdf. Мониторинг по заказу Минобразования проводила Высшая школа экономики, и при выставлении оценок вузам (кто эффективный, а кто — нет) Минобразования брало данные за 2011 год, когда Мелиоративная академия еще больше уступала по показателю ЕГЭ двум другим вузам, которые теперь к ней вроде как «присоединяются». А на самом деле, если называть вещи своими именами, ликвидируются — в лучшем случае они станут филиалами Мелиоративной академии, где, кстати, никогда до этого не учили ни агрономов, ни ветеринаров. Понятна тревога донского министра Василенко: качество подготовки этих самых агрономов и ветеринаров от таких передряг явно не улучшится.

Министр против. А кто за?

Но если вузы кошмарят, значит, это кому-то нужно? Откуда же у этой «реформы» слияния вузов ноги растут? В социальных сетях в интернете тема эта обсуждается очень бурно. Немало сторонников нашла гипотеза о том, что Минобразования просто хочет сократить количество бюджетных мест в вузах. Самые горячие головы придерживаются еще более радикальной точки зрения: для экономии бюджета власти хотят сократить число государственных вузов, и это, конечно же, на руку «частникам».

По интернету гуляет статья докторов наук из Краснодара Андрея Остапенко и Темыра Хагурова, которая называется «Недомыслие или заказ? Три первых шага к уничтожению государственных вузов». Первым шагом там называется повышение Минобразования минимальной стоимости обучения студентов-договорников в государственных вузах до 60 тысяч рублей в год. На гуманитарных факультетах большинства крупных государственных вузов эта стоимость варьировалась от 30 до 45 тысяч рублей(за исключением суперпрестижных экономических и юридических специальностей). Этих денег было достаточно для того, чтобы качественно организовать процесс обучения студентов-договорников. Что характерно, повышение минимальной стоимости не коснулось негосударственных вузов. В итоге абитуриенты, которые не попали на бюджетные места в государственные вузы, пошли учиться туда, где дешевле. В результате даже полуумершие частные вузы внезапно воскресли и ожили.

Шаг второй: 31 июля 2012 года в министерство были приглашены ректоры государственных вузов «с расширенной сетью филиалов». Такой новый «статус» получили вузы, имеющие более десяти филиалов. Таковых по стране оказалось 13. Не терпящим возражения тоном было объявлено, что ровно за один (!) год, до 31 июля 2013 года, должна быть вдвое (!) сокращена сеть этих филиалов, причем даже тех, в которые в этом году шел набор.

В тех городах и весях, где будут закрыты филиалы авторитетных государственных вузов, студенты из небогатых семей пойдут за дипломом в негосударственные вузы, которые филиалы закрывать не собираются (ну кто же режет курицу, несущую золотые яйца?).

Такие примеры уже есть: в Волгодонске закрыт филиал ЮРГТУ (НПИ), весьма известного вуза, где во все времена было трудно учиться, но качество образования всегда оставалось на высоком уровне. Зато частные вузы от ликвидации конкурента только выиграли. Ну а составление списка «неэффективных» вузов было уже третьим шагом. «Складывается впечатление, что кому-то очень хочется убить остатки советского высшего образования, которое еще дергается и сопротивляется «реформаторам» и «модернизаторам», — подытоживают сказанное в своей статье краснодарские профессора.

Каждый умирает в одиночку

Минсельхоз России (конечно же, не по своей воле, а с подачи Минобразования) приговорил к ликвидации пока только семь своих вузов, из них два — из Ростовской области. Уволено четыре ректора (двое были освобождены от занимаемой должности ранее), и среди них Михаил Таранов, ректор Азово-Черноморской академии (кстати, это единственный вуз в Зернограде). Правда, должность ректора — выборная и по закону об образовании, и по уставу вузов. Но у нас, увы, закон сам по себе, а жизнь — сама по себе. Захотели чиновники — и сняли! А тех, кто, как Сергей Бабурин, ректор РГТЭУ и известный в прошлом политик, решился протестовать, тех уволили в первую очередь. Да еще и по телевизору на всю страну опозорили, прокрутив сюжеты, где студенты его университета не могут ответить на элементарные вопросы по своей специальности. Но почему-то никто не снял сюжет, как на те же вопросы будут отвечать студенты вузов, признанных эффективными (например, горячие парни, покупающие себе диплом престижного ростовского экономического вуза). И это потому, что ответы будут не намного лучше, чем в РГТЭУ, — кто же не знает, какой нынче уровень образования у нашей молодежи, причем повсеместно, от Москвы до самых до окраин?

В предновогодней суете как-то незаметно прошло важное событие: Госдума приняла 24 декабря новый закон об образовании в окончательном варианте. А в том законе черным по белому написано, что вуз, имеющий лицензию на образовательную деятельность и государственную аккредитацию, можно закрыть только по очень веским основаниям. Например, в случае грубого нарушения образовательных стандартов. Или по результатам экспертного заключения, сделанного специалистами по результатам всестороннего изучения деятельности вуза. Потом заключение это направляется в суд, который и выносит решение.

В отношении «неэффективных» вузов никакой экспертизы вообще не было, мало того, на места, в провинциальные университеты и академии, ни один поверяющий из Москвы даже не приехал. Ректораты сами ответили на поставленные им Минобром вопросы и отправили справки в столицу (могли бы и приукрасить свои показатели, если бы были похитрее, все равно ведь никто не проверял достоверность сведений). Так что некие «комиссии» Минобразования, составляющие списки «отстающих», действуют просто-напросто вне правого поля, или, попросту говоря, незаконно. Только кто же их будет в этом уличать? Смельчаков оказалось немного, и за свою смелость они уже поплатились.

Однако есть в новом законе статьи и об общественном контроле над образовательной деятельностью, и об общественной экспертизе образовательных учреждений. Так, может быть, общественность вмешается в процесс «реформирования» (а вернее, уничтожения) наших вузов? Благо общественных организаций у нас хватает и смелых людей там немало...