Иван Саввиди о текущем моменте

Наша беседа с Иваном Игнатьевичем состоялась перед Новым годом. Говорили долго, почти обо всем. Говорили без диктофона. Вопросы были короткими, ответы развернутыми.

11.01.2012 в 12:54, просмотров: 16267

 Участие в праймериз и непрохождение в Государственную Думу. Покупка «Атлантис-Пака» и возможная продажа табачного бизнеса. Табак, мясо и африканская чума свиней. Ростовский аэропорт и борьба за него, связанная со строительством «Южного хаба». В конце концов, слухи о возможном отъезде бизнесмена из Ростова.

Иван Саввиди о текущем моменте

Формат газетного интервью и размер газетной полосы не позволяет передать дословно все ответы, но подготовленной аудитории, к коей мы, несомненно, относим наших уважаемых читателей, в этом интервью все будет понятно. Представляем читателям наиболее интересные моменты нашей беседы.

О выборах в Госдуму. О тех, кто заплатил и не прошел

– Самое страшное, это когда вы приходите в магазин, подходите к кассе, оплачиваете чек и не получаете товара…

Вообще этот список напоминает мне формирование групп в детском садике. У нас многонациональная страна, должна быть многоликая Дума. Многие национальные меньшинства в Думе не представлены, и не будут представлены, если этого не захочет власть.

Эти выборы и эта Дума – это плевок в душу всему казачеству, которое никак не представлено в Думе. Донской край – это прежде всего казачество. Дон у нас не ассоциируется ни с докторами, ни с шахтерами. Дон – это казачество. Я считаю, что казачий атаман должен быть в первой тройке регионального списка. Кого казаки в атаманы выберут, это уже их дело.

В конце концов, Ростовскую область мог бы представлять в Госдуме и армянин. Власти проиграли эти выборы, и это еще скажется.

Я не общался с Варшавским, я бы сделал ему предложение. Купил бы его свинину. 200 тонн колбасы мне нужно выпускать ежедневно, а мяса у меня нет.

Африканская чума: миф или реальность?

– Да. Для человека она не вредна, но свиньи от нее умирают. Сейчас в Азовском районе 9000 свиней у нас режут и жгут. И самое страшное, что и здоровых тоже режут и жгут. Это чистая диверсия.

О «Единой России»

– У партии нет идеологии кроме как «мы – партия власти». Это бесперспективно. Я в первый раз избирался как беспартийный. Потом всех силком загоняли в партию, вот и доизнасиловались, что лидер теряет свой рейтинг.

Недовольство растет, с людьми не считаются, а если не считаться с людьми, зачем тогда нужен парламент?
Из моего окружения только один человек сказал, что голосовал за единороссов. Откуда тогда 50% взяли?
Нужна идеология национального единения. Не власти ради власти и вхождения во власть.

Об экономике

– Рубль нужно сделать резервной валютой. Необходимо развитие реального сектора экономики. В экономике необходим национальный акцент.

Наша экономика не подготовлена для вхождения в ВТО. Вакцинацию экономики не провели, и в условиях гриппа мы будем болеть. Вход в ВТО будет иметь чудовищные последствия для наших аграриев и перерабатывающих производств. Выиграют разве что металлурги, а автомобилестроение, сельхозтехника и животноводство просто умрут.

Время близится интересное, но мрачное. В 90-е была надежда. Но оказалось, что «вагоны» (республики) отцепили, а состав без них не едет. Теперь находимся в зависимости от трубы. Любая диверсия – и мы встанем на колени. Демпинг нефти нас убьет. «Подушка безопасности» не спасет. Часть средств нужно было вложить в себя. Преимущества дают технологии, а мы лишились способности создавать технологии.
Италия, Китай, Турция производят одежду, Германия – автомобили. Что для мира производим мы? Про некоторые из отраслей нашей экономики думается только: стоит ли содержать реанимационного больного или смысл провести эвтаназию?

О власти в Ростовской области

– Команда очень слабая. Непонятен принцип ее формирования. В основу формирования команды должен быть заложен профессионализм, плюс идеология, плюс цель – и отсюда идея. Все остальное фикция. Человек приехал, чтобы уехать. Он не заинтересован. И здесь вопрос – или ты у себя дома, или ты временщик.

Сейчас нам навязываются непонятные правила. Какова цель – построить хаб? Где экономическое обоснование? Бредовая идея, десятки миллиардов рублей будут потрачены, и эта затея не окупится. Восемь миллионов пассажиров в год должен пропускать новый аэропорт, чтобы оправдать себя экономически. Где эти пассажиры? Где эти грузы, которые будут через него перевозиться? Откуда они возьмутся?

Горбань занялся бы лучше Ворошиловским мостом. Центральная артерия, весь город через него ездит. Постройте новый мост.

Были вопросы о памятнике Бондаренко, который я установил. А вы сравните те 18 лет, в которые руководил Бондаренко, и 18 лет Чуба. Развалили экономику. Нашу духовность им развалить будет намного труднее.

Футбол: что это было?

– Футбол мне навязали.

О «стройках века»

– Не понимаю Левитина – зачем ставить новый аэропорт на федеральной трассе? Как мы будем ездить в этот аэропорт? Вместо поездки в аэропорт мы будем стоять в пробках.

Зачем строить сорокатысячный стадион, если у нас не наполняется пятнадцатитысячник? Нет, он сейчас иногда набивается благодаря таким клубам, как «Анжи», где играют Карлос и Это`О.

Я думаю так, если бы у нас был заполнен пятнадцатитысячный и за стадионом еще пятнадцать тысяч стояло, тогда был бы смысл строить новый сорокатысячник.

Здесь нужно неординарное решение – возможно, это могла бы быть капитализация прежней территории с передачей ее частнику и строительство нового стадиона за счет инвестора.

На метро денег нет, а на строительство нового аэропорта есть. Потому что метро строить тяжело и долго и ленточку будет перерезать другой губернатор.

Я, Саввиди, готов пробить метро. Войду под землю, а достроит и откроет пусть кто-то другой. Но это нужно нашим детям. Мы уже живем в пробках.

О ростовском аэропорте и проблемах с Вексельбергом

– С Вексельбергом у меня проблем нет. Проблемы у него. Распилить, построить. Застроить 400 гектаров земли, освобожденной от ростовского аэропорта, – это полтора миллиарда евро чистого дохода, даже если просто порезать и продать участок. Других проблем нет. Вот за это они дерутся.

О продаже бизнеса и эмиграции

– Продавать и уезжать – это удел слабых, нечистоплотных людей. Господь всегда призывал к долготерпению. И Господь посылает всем нам испытания по силам. Я считаю, что уезжать не надо. Вот я уеду из Ростова – Голубев будет радоваться. А я буду жить здесь, пусть он мучается…

О покупке «Атлантис-Пака»

– У этой фирмы не было перспектив. Был колхоз с восемью акционерами. Там был конфликт. Один акционер работал, остальные были не в обойме. Нам нужно было интегрироваться. А после того как Олег (Давиденко) погиб, начался конфликт. Мне предложили купить.

Рызенко, конечно, был против продажи, я ему 32 миллиона евро отдал, посмотрю, как он заплатит налоги. Вообще предприятие было приобретено за 160 миллионов евро. Кредиты есть, а кто не кредитуется? Залог в Сбербанке обеспечен.

С «Атлантисом» есть некоторые проблемы, наш бизнес прозрачен, чего на «Атлантисе» никогда не было. Несколько лет у них не было вообще никаких проверок. Они просто за все платили. Я сказал – не платите ничего, пусть проверяют. Проверяющие, они же как садовники – приехали, проверили, обрезали сухие ветки.

Много рассказывали про «Атлантис-Пак»: восстановление экономики, инновации – последние три года не было ничего, одни «понты». В «Атлантисе» мы поменяем все, будет и коллективный договор, и социальный пакет. Будем развивать предприятие. За упаковкой будущее. Скоро яйца будут упаковывать.

Об отношении к работникам

– Руководитель должен видеть свои интересы через интересы людей. Тогда у предприятия будет успех. Был у нас в области один руководитель – Лысенко. Жил для себя. И однажды народ его просто не пустил на предприятие.

Когда в Аксае у нас автобус перевернулся, я сам приехал. Тяжелых перевели в Ростов, закрыли все финансовые вопросы. Организовали все, вплоть до сиделок. У меня такие правила. Однажды работник на фабрике упал, получил травму – повредил позвоночник. Пришлось ночью везти его на дачу к доктору. Когда я его привез, доктор у меня спросил – а кто он вам? Просто рабочий с фабрики. У меня такой принцип, я сам был рабочим – наверное, отсюда у меня такое отношение.

Когда-то я предлагал Чернышеву объявить конкурс на лучший коллективный договор. Возьмите, сравните – и тогда поймете, чем отличается табачная фабрика от других.

Да, в определенной степени можно сказать, что это социализм на отдельно взятом предприятии.

О блогерской атаке на «Донтабак» в конце прошлого года

– Мы, наверное, опоздали с реакцией, не хотели ввязываться в драку в преддверии выборов. Поверьте, если я захочу оправдать табакокурение, я его оправдаю.

Табак и акцизы давняя проблема. Два года назад я законодательно ввел максимальную розничную цену, которую необходимо было указывать на пачке сигарет. И с этой цены нужно платить налог. Раньше платили акциз: российский производитель 38%, транснациональные корпорации от 4 до 9%. После принятия моих поправок казна получила в три раза больше денег от акцизов на сигареты. И мне странно, что здесь государство не поддержало меня, а, наборот, боролось со мной.

О табаке

– Мы поставляли сигареты в армию – 1 миллиард штук в год. Один год поставляли. Этот миллиард мне погоды не сделал. В армию поставки обрубили, не понимаю, в чем причина. Обидно, что отечественному производителю говорят «нет». Ведь кто-то же поставляет в армию сигареты.
В этом году мы произведем 23 миллиарда штук.

В 93 году мы сняли с производства папиросы. Они очень вредны. В 94-м сняли сигареты без фильтра. Улучшали и совершенствовали до последнего, но потом вообще прекратили производство сигарет без фильтра.

Нет смысла производить продукт, который никогда не будет продуктом хорошего качества.

О продаже табачной фабрики

– Накануне я несколько раз приезжал на фабрику ночью, днем времени просто нет. Лично обошел фабрику, разговаривал с людьми, успокаивал рабочих. У нас пожилые работники переходят на более легкую работу, и в гардеробе одна бабушка ко мне подошла, спросила – можно задать один вопрос? Я сказал – да, конечно можно. Она спросила: «У вас все нормально?» А сказал – да. Она всплакнула.

31 год я в табаке. Мое формирование, моя идеология, табачная фабрика – это мой дом. Из того, что было приватизировано, уже ни винтика не осталось. В новой фабрике нет ничего от старой. Остались только люди и школа.

Но если жизнь меня загонит в угол, я приму решение. Но продавать себя – это очень трудно.

Накануне празднования Нового года Иван Саввиди прокомментировал «МК» предложение Президента избирать руководителей субъектов Российской Федерации прямым голосованием жителей регионов:

 – Иван Игнатьевич, в связи с приближением возврата прямых выборов глав регионов, учитывая крайне невысокий рейтинг действующего губернатора области и среди населения, и в среде бизнес-сообщества Ростовской области, очень активно обсуждается вопрос о том, не пора ли ростовчанам как-то определиться и выдвинуть на пост губернатора собственного кандидата?

– Вопрос возврата к прямым выборам губернаторов на сегодня очень актуален. И хотелось бы, чтобы разрешение этого вопроса не затягивалось. Потому что каждый день отсрочки – это потеря времени. Потому что губернаторы оторвались от реальной жизни на земле. Они поняли, что от народа вроде бы ничего не зависит – Москва назначила, Москва сняла. И начали заниматься популизмом. Сегодня, когда восстанавливается институт прямых выборов губернаторов, я думаю, губернаторы будут в классической форме стараться работать для региона, но не в ущерб федеральному центру.

Был момент, когда отмена выборов была необходима, когда была опасность возникновения сепаратизма, были агрессивные настроения, когда страна была менее управляема. Сегодня страна управляема. И в этой связи я считаю, что выборы в Госдуму показали «Единой России», насколько важны авторитет губернатора и его способность управлять регионом. Хотелось бы, чтобы соответствующие законы были приняты как можно скорее. И тогда, да простит меня Господь Бог, может быть, скорее от некоторого балласта избавится Россия.

– Кто из донских политиков мог бы, по Вашему мнению, стать альтернативой действующему губернатору? При обсуждениях называлась и ваша кандидатура...

– Я очень люблю наш регион и не зря. Еще не зная, что будут такие актуальные вызовы со стороны федеральной власти и главы государства, я говорил о том, что это мой родной город, моя родная область. Об этом же я говорил с трибуны Голубеву («Вы отличаетесь от меня тем, что хотите состариться где-то, а я хочу жить и состариться здесь»).

Поэтому, конечно же, если таковое произойдет и, даст Бог, все будет нормально, я думаю, что имею право попросить доверия у населения Ростовской области.

Я думал, что Назаров должен был пройти. Потому что это очень взвешенный, трезвый, грамотный руководитель. Из директоров, из людей, которые знают, что такое производственный организм. Нам надо превратить область в некий производственный организм. Наладить трудовые и производственные отношения, поднять экономику. Я почему-то думал, что у Назарова есть все шансы, но увы...

– Идеологию регионального развития по типу организации производственного предприятия всегда исповедовал Юрий Борисович Погребщиков. Его кандидатура тоже упоминалась. Так же как и кандидатуры Назарова и Кислова. Как бы собрать вместе всю нашу донскую мозаику?

– И Кислов, и Викулов, и все ребята из Ростовской области, занятые конкретным делом, вынуждены будут как-то озадачиваться. На днях я общался с людьми, мне неудобно называть их фамилии, они вообще стонут. Буквально стонут от тех форм управления, которые устанавливаются в настоящее время на Дону.