Столица Белого движения

Топ-7 мест революционного и контрреволюционного Ростова

21.08.2013 в 15:03, просмотров: 4767

Сегодня в совместной рубрике «МК на Дону» и проекта «Ваш персональный гид» мы расскажем о Ростове в один из самых трагических периодов его истории: во время братоубийственной Гражданской войны.

Столица Белого движения

В 1917-1920 гг. Ростов сыграл заметную роль как один из центров Белого движения. Наш сегодняшний рассказ — о роли Ростова-на-Дону в революции и Гражданской войне, об участии наших земляков в тех эпохальных событиях, о ростовчанах-белых и ростовчанах-красных. В нашем топ-7 — места, связанные с героическими и трагическими моментами в жизни нашего города.

Парад войск Красной армии, ознаменовавший начало советского периода в истории Ростова-на-Дону, состоялся 25 февраля 1920 года. За 26 месяцев, прошедших после Октябрьской революции, власть в городе менялась 10 раз, каждый раз принося разорения и потери в дома и семьи жителей донской столицы. В этой публикации мы не сможем даже вкратце рассказать о предпосылках и ходе Гражданской войны на Дону, важнейших событиях и ключевых фигурах. Зато мы обратим ваше внимание на те здания и памятники, которые напоминают нам о событиях тех лет.

1. Ростовская филармония

В этом здании бывшего театра-варьете «Марс» после Февральской революции находился Ростово-Нахичеванский Совет рабочих депутатов, а затем и Военно-революционный комитет. В порту для связи с Советом находилась переоборудованная в легкий крейсер яхта «Колхида», радист которой 26 октября 1917 года принял сообщение из Петрограда о свержении Временного правительства.

Фактически здесь же в ноябре 1917 года располагался штаб по подготовке вооруженного восстания против Донского правительства атамана Каледина, который не признал октябрьский переворот, объявил Дон на военном положении и запретил вывоз угля и хлеба в центральные районы России. 23 ноября 1917 года к Таганрогу и Ростову подошли три тральщика из Севастополя с тысячей вооруженных матросов, предъявивших Каледину ультиматум с требованием отмены военного положения в Ростове и признания Совнаркома как единственной законной власти в России. Атаман отказал. Разгромом Совета в ночь с 25 на 26 ноября 1917 года войсками под командованием генерала Потоцкого началась активная фаза Гражданской войны в России.

2. Библиотека ЮФУ (особняк Парамонова)

Сюда после взятия Ростова 2 декабря 1917 года войсками атамана Каледина перебрался из Новочеркасска штаб Добровольческой армии. Известный миллионер, член кадетской партии Николай Парамонов предоставил формированию свой лучший особняк. Здесь работали все лидеры Белого движения — Корнилов, Деникин, Алексеев, Романовский, Лукомский, Марков и другие.

В этом здании набирали добровольцев, большая часть которых была не офицерами или солдатами, а подростками. Отсюда же 9 февраля 1918 года больше 4 тысяч добровольцев, понимая, что не смогут сдержать натиск 10 тысяч большевиков, вынуждены были отступить на Кубань. Этот поход получил название Ледяного из-за того, что после нескольких дней оттепели установились сильные морозы и шинели на добровольцах обледенели так, как будто их покрывал панцирь.

В этом здании после ухода добровольцев в феврале 1918 года разместился Военно-революционный комитет Ростова и Нахичевани.

3. Штаб военного округа На пересечении Пушкинской и Буденновского

В нынешнем здании штаба Южного военного округа (СКВО) находилась самая фешенебельная в Ростове гостиница «Палас-отель». Место настолько популярное, что мимо него не проходила ни одна из властей.

С 23 марта по 4 мая 1918 года в «Палас-отеле» размещалось правительство Донской советской республики во главе с казаками Подтелковым и Кривошлыковым, на совести которого лежит так называемое расказачивание — физическое истребление тысяч казаков как контрреволюционной прослойки.

После занятия Ростова белыми войсками в мае 1918 года здесь вновь была гостиница. 13 июня 1919 года в вестибюле был убит председатель Кубанской Рады хорунжий Николай Рябовол, выступавший за самостоятельность Кубани и отделение ее от России с последующим отказом от участия в Гражданской войне. Убийца в офицерских погонах дважды выстрелил ему в спину и скрылся в поджидавшем его автомобиле.

4. Дом обуви

В 1917 году в этом здании находилась гостиница «Астория», в которой после взятия Ростова атаманом Калединым жила вся верхушка Добровольческой армии. В первые дни Гражданской войны генерал Антон Деникин женился на Ксении Чиж, дочери своего приятеля, бывшей на 20 лет младше его. Он был вынужден оставить молодую жену, которая на время Ледяного похода перебралась в Новочеркасск. Когда красных выбили из Ростова, жена главнокомандующего Вооруженными силами юга России переехала в «Асторию» и сняла здесь скромные меблированные комнаты.

5. Корпус ростовской консерватории по ул. Б. Садовой

Доходный дом Яблоковых, построенный в 1901 году по проекту архитектора Дурбаха, в 1919 году заняло деникинское ОСВАГ (Осведомительное агентство, прототип советского ТАСС). ОСВАГ было создано для информирования населения о целях и задачах Белого движения, распространения информации о преступлениях большевиков, увековечивания памяти героев Белой армии, предоставления сведений о положении дел на фронтах. В витрине на первом этаже висела огромная карта России, где отмечался ход боевых действий. Здесь же находились пропагандистские плакаты с сатирическим изображением руководства большевиков, стоящего по колено в крови крестьян.

В период расцвета в центральном аппарате ОСВАГ работало 255 человек, общая численность сотрудников составляла, по разным данным, от 8,5 до 10 тысяч человек. Здесь работали известные художники Иван Билибин, Мартирос Сарьян и Евгений Лансере, снимались кинофильмы, приглашались звезды сцены, такие как Александр Вертинский, актриса Вера Холодная. Будущий официальный художник Первой конной Митрофан Греков писал картину «Корниловцы». Сюда переехали редакции всех оппозиционных газет, от кадетских до черносотенских.

6. Ипподром

На этом месте весной 1920 года 1-я Конная армия устраивала парад и смотр конников перед походом на Польшу. Возвращавшиеся с парада эскадроны Сводно-Конного корпуса (будущая 2-я Конная армия) свернули к Богатяновскому централу и попытались силой освободить своего командира Бориса Думенко, который содержался здесь по ложному обвинению в убийстве и подготовке мятежа. Думенко через окно отговорил своих конников от штурма. Через месяц его осудили и расстреляли.

7. Памятник «Тачанка»

После разграбления Ростова 1-й Конармией в январе 1920 года и фактически утери ею боеспособности штаб Кавказского фронта настоял на том, чтобы приводить ее в чувство лобовыми атаками на позиции Добровольческой армии, находившейся у Батайска. Однако сначала это было невозможно из-за резкой оттепели, вскрывшей Дон и помешавшей коннице переправиться на левый берег. Затем белые создали на открытой местности настолько укрепленные позиции, что все попытки Конармии атаковать в лоб привели лишь к громадным потерям (в 17-тысячной армии потери составляли треть). Из-за болотистой местности можно было передвигаться только по узкой дороге вдоль железнодорожной насыпи, которая простреливалась со всех сторон артиллерией и пулеметами.

Так что место между Ростовом и Батайском следует признать полем самого крупного поражения Конармии.

Воздвигнутый в 1977 году памятник «Тачанка», по официальной версии, посвящен подвигу 40 красноармейцев, которые сражались здесь с 300 белогвардейцами. Исторически это никак не подтверждено, скорее всего, образ собирательный, олицетворяющий собой все легенды и мифы о красных конниках.

Интересна история создания памятника. Как рассказывает его автор Анатолий Скнарин, изначально для оформления южного въезда в Ростов-на-Дону он предложил скульптуру «Атака», но руководители обкома и военного округа хотели видеть в этом месте только тачанку. Сложность выполнения задания была в том, что в Каховке к этому времени уже была установлена своя «Тачанка» и нужно было придумать что-то свое, чтобы монументы не были похожи. «Как мне делать «Тачанку», где 4 колеса, 4 лошади, 2 пристежных, 2 коренных, 1 — ведущий, второй — командир и третий — пулеметчик? Как мне сделать, чтобы они не перекликались? И я стал внимательно смотреть на слова песни «Эх, тачанка-ростовчанка...». И вот я зацепился за начало одного из куплетов: «И с налета, с поворота...» В итоге у нас часть намного приподнята, другая — занижена, и получился такой, как на велотреке, поворот с приподнятым верхом», — вспоминает автор памятника.

Кстати, ростовская «Тачанка» внутри имеет гипсовую основу и только снаружи облицована медными листами.